«Зеленый» тариф как замена валютного депозита

Один из ведущих игроков в сфере солнечной энергетики, компания Авенстон имеет значительный портфель проектов солнечных станций для многих заказчиков, но также планирует развивать и собственную генерацию. В интервью ExPro ее генеральный директор Дмитрий Лукомский рассказал о собственном опыте работы в солнечной энергетике, перспективных направлениях «солнечного» бизнеса, а также дал обстоятельные советы потенциальным инвесторам:

Когда была основана и чем занимается сегодня ваша компания?

Компания и бренд Авенстон являются эволюционным развитием моего предыдущего бизнеса, который стартовал еще в 2010 году. Как и раньше, мы занимаемся тем, что строим промышленные солнечные электростанции.

Какого размера на сегодня пакет заказов компании?

Сейчас у нас в работе запущены две новые промышленные солнечные электростанции суммарной мощностью около 6 МВт, но на следующий год у нас есть планы построить или принять участие в строительстве солнечных станций мощностью 50-60 МВт. Общий портфель проектов, который мы сейчас рассматриваем значительно больше, а цифры 50-60 МВт базируются на тех возможностях и опыте, которые у нас уже есть сегодня. Надеюсь, что где-то за полгода наши производственные возможности вырастут и, возможно, нам удастся принять участие в большем количестве проектов следующего года. 50-60 МВт — это те мощности, в которых мы уверены, понимаем как строить, знаем где найти подрядчиков, оборудование, какой канал закупок использовать.

Я имею опыт работы в солнечной энергетике с 2001 года. Сначала — работал на заводе «Квазар», был главным технологом на производстве кремниевых фотопреобразователей и солнечных панелей. Потом мы с партнерами основали компанию «Рентехно» и проработали на рынке 8 лет. Следующим эволюционным шагом стало создание компании Авенстон. Все новые проекты теперь мы развиваем именно под брендом Авенстон.

Чем вы занимались в «Квазаре»?

На завод я попал сразу после института. Сначала занимался производством солнечных фотоэлементов, а затем (из этих фотоэлементов) — солнечных панелей. Проработал 6 лет, из которых 5 лет — был главным технологом. В те годы (2002-2007 гг — ред.) это был современный производственный цех. Это был самый мощный завод в СНГ, но впоследствии все производственные мощности начали перемещаться в Китай, а все производители, включая «Квазар» и другие европейские компании, не выдержали конкуренции и свернули свое производство. Китайцы выиграли вчистую: скупили оборудование и запустили очень мощные линии.

На сегодня я не вижу экономического смысла в развертывании подобного производства. Возможно, еще есть перспектива изготавливать что-то очень высокотехнологичное и высокоэффективное, например, солнечные фотоэлементы космического назначения. Но это уже высокая наука и штучное производство. Для того, чтобы конкурировать в сегменте массового рынка, необходимо иметь очень мощные годовые объемы производства, а это — очень большие объемы капитальных инвестиций. Чтобы проект был экономически целесообразным, надо запускать завод, который должен продавать свою продукцию по всему миру. Работая исключительно для украинского рынка, такое производство будет неконкурентным по цене, даже учитывая транспортные расходы на доставку из Китая.

Когда я запускал с друзьями свой первый бизнес (это был бренд «Рентехно»), то основная наша идея заключалась в организации в Украине производства солнечных панелей. Но когда мы разобрались и сделали все необходимые расчеты, то поняли, что на фоне запуска производственных мощностей в Китае (это был 2009 год), подобные проекты уже не имели никакого смысла. Поэтому мы сосредоточились на строительстве солнечных электростанций — как раз в 2009 году был впервые введен «зеленый» тариф. Мы увидели перспективы этого рынка, и фактически с 2010 года стали заниматься не производством комплектующих, а инсталляцией уже готового оборудования. На сегодня мы строим солнечные станции полностью «под ключ», у нас есть специалисты по проектированию, поставке оборудования, строительству и сервисной поддержки. Авенстон работает не только как генподрядчик, а скорее как компания, которая может взять на себя управление проектом от нулевой фазы, когда только отводится земельный участок, и до момента ввода его в эксплуатацию, а также сопровождает оформление лицензий, «зеленого» тарифа и тому подобное.

Как насчет документального сопровождения?

Часто к нам обращаются клиенты, у которых либо нет опыта, или которые говорят: «Я хочу все отдать в одни руки и получить уже работающую электростанцию». Мы начали предоставлять такие услуги несколько лет назад. Для 90% проектов, в которых мы принимали участие, мы также помогали получить лицензию, «зеленый» тариф, заключать договор с ГП «Энергорынок», то есть — предоставляли полное юридическое сопровождение проекта. Также наша компания выполняет сервисное и гарантийное обслуживание солнечных электростанций.

На какой период Авенстон предоставляет сервисное обслуживание?

Если мы сами строили станцию, то первый год обслуживания осуществляется бесплатно. В этот период могут выявиться какие-то технические дефекты, и их необходимо устранить. А дальше, по желанию заказчика, он может остаться с нами или организовать у себя собственную службу эксплуатации. Наша сервисная поддержка может иметь смысл, если владелец солнечной станции не хочет этим заниматься самостоятельно, или у него небольшая солнечная электростанция, из-за чего ему не выгодно содержать отдельное подразделение. В таком случае мы можем поддерживать эту станцию ​​в течение всего ее жизненного цикла, то есть более 20 лет.

С проектами какой мощности вы начинаете работать?

Лимита нет, но есть экономическая целесообразность. Сегодня мы работаем в диапазоне 5-20 МВт, но готовы сопровождать проекты, начиная от 1 МВт.

К вам обращаются компании с желанием строить крышные фотоэлектрические станции?

Крышных солнечных электростанций пока очень мало. Это примерно 1-2% от всей мощности построенных в Украине объектов, по количеству — до 25%. Их мощность чаще всего довольно маленькая. Трудно найти крышу с большой площадью, нередко имеющиеся крыши находятся в пред-аварийном состоянии, у них ограничена несущая способность, они могут не выдержать веса солнечных панелей. Дополнительные инвестиции в ремонт крыши делают такую ​​электростанцию ​​не слишком выгодной. Есть ситуации, когда была плоская крыша, которая протекала, потом из нее сделали скатную кровлю из современного материала, который очень легкий и на него нельзя устанавливать солнечные панели. Обычно подходящих крыш не так много, но мы прогнозируем, что это направление будет в фокусе внимания рынка через несколько лет.

Почему?

Когда в стране строится много мощных наземных станций, преимущественно в одном регионе (в южном), — это не очень правильно. Солнце — это такой источник энергии, который нужно максимально приблизить к потребителю, тогда оно становится более дешевым и используется более эффективно. Если мы строим большую станцию ​​мощностью 20 МВт где-то в чистом поле, и нам надо передать эту энергию в сеть, то мы столкнемся с большими потерями при транспортировке. В масштабах всей страны более целесообразной будет ситуация, когда будет очень много распределенной генерации, которая будет установлена ​​там, где есть потребитель, например, возле дома, на фасаде, на крыше. Таким образом, потребление и генерация будут более сбалансированы и приближенные друг к другу. Сейчас в Украине активно обсуждается проблема: если солнце и ветер будут развиваться такими активными темпами, то через 1,5 года могут возникать небалансы в энергосистеме. В будущем нужно будет вкладывать большие средства в новые технологии, принимающих участие в балансировании, например аккумуляторные мощности, или отходить от мощной генерации к более малой распределенной. Принимая во внимание опыт развитых стран, можно достаточно четко прогнозировать, что мощность крышных инсталляций в будущем будет только расти. В среднесрочной перспективе мы начнем уменьшать уровень мощности наземных проектов и все больше делать кровельных станций.

И фасадные станции также?

Фасады не так эффективны. Это отдельная технология — BIPV. Использование фасадных солнечных электростанций сильно зависит от состояния фасадов и целесообразно, если у вас есть старый фасад и вы планируете его ремонт или же в случае строительства нового здания.

То есть, если строится жилой комплекс, то стоит подумать о размещении солнечных панелей на крыше или стенах?

Жилой комплекс не очень подходит, лучше рассмотреть промышленные здания, логистические склады, цеха, возможно, ТРЦ. То есть помещения с большой площадью крыши и малым количеством этажей. В многоэтажках свободных стен почти нет (значительную площадь занимают окна) и площадь крыши тоже маленькая. Установлена ​​солнечная мощность будет гораздо меньше, чем потребление этого дома, и не будет покрывать его потребности. А если это будет, например, логистический склад, в нем электроэнергия расходуется на освещение, кондиционирование воздуха, в таком случае генерация и потребления могут быть сбалансированы, а значит — экономически целесообразными.

По ценам. Складывается тенденция, что 1 МВт установленной солнечной мощности стоит около €1 млн…

Нет, сейчас все стоит значительно дешевле.

На какие цены следует ориентироваться инвестору?

Я бы на цены не ориентировался, ведь они меняются почти каждый день. Инвестиция очень зависит от того, какой мощности объект, какие у него параметры по подключению — где-то точка подключения находится рядом и оно дешевое, а где-то — надо прокладывать кабельную линию. Я бы смотрел на период окупаемости, поскольку сегодня солнечная энергетика — это, в первую очередь, инвестиционный проект. То есть люди вкладывают деньги и получают прогнозируемый денежный поток по «зеленому» тарифу, который гарантирован государством течение определенного периода. Поэтому следует учитывать окупаемость, которая сейчас составляет примерно 5 лет. Цена €1 млн за 1 МВт — это верхний предел, возможно она справедлива для небольших проектов, например, для крышных ФЭС мощностью до 1 МВт. В диапазоне, в котором мы работаем (более 10 МВт) цены значительно ниже.

То есть цены на оборудование упали?

Они не просто упали, они обвалились. Произошло падение цен на солнечные панели на несколько десятков процентов в год. На сегодня мы имеем две тенденции: первая — это уменьшение «зеленого» тарифа для новых мощностей, согласно закону, с 1 января 2020 на 10% (также обсуждается возможность снижения на 20% или 30%); вторая — падение цен на солнечные модули. А солнечные модули — это почти половина стоимости объекта. Это падение цен компенсирует уменьшение «зеленого» тарифа для будущих проектов. Сколько лет мы работаем — все время окупаемость составляет около 5 лет. Сначала был высокий тариф, но оборудования стоило очень дорого. Я думаю, что если даже тариф уменьшат на 30% от сегодняшнего уровня, но солнечные панели все равно продолжат дешеветь, и окупаемость станет не 5 лет, а 6-6,5 лет. Принимая во внимание то, что солнечная электростанция работает 30 лет, уже не так важно, вы окупились за 5 или 6 лет. Важно то, что после этого вы еще 24-25 лет будете получать чистый денежный поток.

Даже если законодатель примет худший вариант, например, -30%, отрасль все равно будет развиваться?

Все равно будут строить, и темпы ввода в эксплуатацию новых мощностей могут не сильно упасть.

Как быть с проблемой подключения, как ее регулировать?

Регулировать ее достаточно сложно, ведь операторы сетей — это в основном частные компании. Но стоит заметить следующее. Сейчас трудно подключаться в южных регионах, потому что там есть много желающих. Еще недавно никто не хотел строиться в западных или северных регионах. В этих регионах, где не такой высокий уровень инсоляции, нет ажиотажа и нет технических проблем, а подключение дешевле и проще. Так вот, что может сделать государство? Она может дифференцировать «зеленый» тариф в зависимости от региона. Также сегодня обсуждается модель аукционов, и скорее всего они выполнят свою функцию — «зеленый» тариф, например, на юге станет ниже, там будет большой спрос со стороны инвесторов, а на севере — тариф может быть выше, там спрос меньше. Автоматически, после аукционов тариф будет разный в зависимости от региона. Вариант применения дифференцированного тарифа позволил бы снять проблему небалансов, снизить потери при транспортировке в масштабах страны.

Какова ваша позиция по аукционам, как нового подхода регулирования отрасли?

Как идея, аукцион может быть и нормальным, но все зависит от того, как он будет прописан. Чтобы попасть на аукцион необходимо предоставить залог. Определенные мощные игроки, которые будут иметь достаточный капитал, смогут сделать эти взносы, а какие-то маленькие не будут иметь такой возможности и не смогут принять участия.

В законопроекте указанная цифра $ 50 тыс/МВт, а Госэнергоэффективность предлагает $10 тыс/МВт…

Ставку надо уменьшать в том сегменте, в котором мы работаем — это около 10 МВт. Если принимать участие в аукционе на мощность 10 МВт, надо сделать взнос в размере полумиллиона долларов. Это значительная сумма для украинского инвестора, чтобы он где-то ее взял и заморозил. Зачем это делать? Чтобы отсеять, маленьких игроков? По моему мнению, лучше бы новым подходом к регулированию был не аукцион, а дифференциация «зеленого» тарифа, например, в зависимости от регионов. При просмотре «зеленого» тарифа возможно введение региональных коэффициентов: видим техническую проблему на юге, стимулируем строить на севере; видим, что начали использовать плодородные земли, вводим определенный повышающий коэффициент для крыш.

Вы упомянули о географической дифференциации, но на севере Украины уровень инсоляции ниже чем на юге?

Низкий уровень инсоляции повлияет на сроки окупаемости проекта. Будет, например, не 5, а 6,5 лет, а станция все равно проработает до 30 лет. За период после прохождения точки окупаемости, вы 23-24 года будете получать почти чистая прибыль, ведь расходы на поддержание станции в рабочем состоянии сравнительно низкие (охрана, арендная плата за землю и очень дешевое сервисное обслуживание). Не нужно держать большой штат или закупать топливо. Это очень эффективный бизнес.

Вы планируете иметь собственные СЭС?

Мы уже долгое время изучаем варианты, чтобы инвестировать в собственные проекты, но чаще, когда готовишь проект для себя, на него находится покупатель, который делает очень заманчивое предложение. Наши планы на следующий год — это 5-7 МВт собственной генерации, мы сейчас анализируем перспективные участки. Это должен быть перспективный участок с точки зрения генерации (интенсивности солнечного излучения), а также с точки зрения обслуживания. Географическое положение не должно быть таким, чтобы на объект пришлось из Киева два дня добираться, логистика должна быть понятна. Но, так мы смотрим, ведь это неплохой бизнес. Солнечная энергетика и «зеленый» тариф — это фактически замена валютного депозита. Привязка тарифа к евро делает инвестиции в альтернативную генерацию уникальными капиталовложениями.

Ваша компания интересуется балансируя мощностями?

Сейчас мы устанавливаем (по желанию клиента) аккумуляторы для небольших солнечных электростанций, назначение которых — быть источником генерации электроэнергии на короткий промежуток времени, то есть в случае аварии и отключения электростанции. Эта же система сможет работать, когда встанет проблема небалансов. Сейчас она работает в случае аварии, а затем она будет применена для кратковременного покрытия пиков потребления.

Но эти вещи еще не прописаны в законодательстве. Если вы отдаете в систему энергию из солнечной станции, ее цена — это «зеленый» тариф, а если вы ее произвели, «закачали» в аккумулятор, а затем выдали в систему, то это «зеленый» тариф или нет? Ведь электричество могли «закачать», как с солнечной батареи, так и от сети. Этот вопрос надо урегулировать, но технически такие системы уже внедряются.

Будет ли Авенстон развивать направление хранения электроэнергии?

Скорее всего будет, потому что мы в первую очередь инжиниринговая компания. Системы накопления энергии — очень интересная и перспективная технология. Мы отслеживаем тренды, возможно это будут не аккумуляторы, вероятно, это будет какая-то новая технология. Мы также внимательно смотрим в сторону smart grid.

Может ли к Вам обратиться клиент, который просто хочет выгодно вложить свои средства, и который, например, не имеет собственного участка для размещения солнечных панелей или перед приходом к Вам он сам должен найти участок?

У нас есть очень большая база наземных участков, которые можно приобрести или взять в аренду. Мы находимся в эпицентре событий в отрасли, к нам обращаются и инвесторы, и девелоперы, и подрядчики, и поставщики оборудования. Например, недавно к нам обратился инвестор, который имеет участок в Полтавской области, но он был не очень привлекательным, ведь подключение в сеть оказывалось достаточно дорогим и длительным. Мы предложили ему гораздо лучший участок в Хмельницкой области. У нас большая база проектов на разных стадиях.

Кстати отмечу, что для проектов, которые есть в нашей базе и которые можно реализовать в ближайшие 3 года, общая мощность превышает 800 МВт. Это проекты на разных стадиях и с разной перспективой. Мы предлагаем клиенту широкий спектр проектов. Сейчас рынок жив, идет поиск различных форм сотрудничества, которые позволяют двигать проекты вперед.